Новая норма: управление в эпоху постоянного кризиса и нестабильности (часть 1)

Новая норма: управление в эпоху постоянного кризиса и нестабильности (часть 1)

  • Четверг, 03 ноября 2022 12:51
    • Фото freepik.com Фото freepik.com

    Ортодоксальная экономическая теория предполагает, что периоды роста и процветания прерываются рецессиями: последовательными этапами снижения экономической активности. Подъемы и кризисы – две стороны экономики, имеющей по своей природе циклический характер. Беглый обзор большинства показателей валового внутреннего продукта, безусловно, подтверждает эту закономерность.

    На графике 1 мы видим данные о ВВП Кипра за последние 26 лет. Они показывают небольшое снижение ВВП в 2009 году (после глобального кризиса 2008 года); заметное снижение в 2012–2014 годах (после кипрского банковского кризиса и резервного финансирования) и резкое снижение в 2020 году (в результате пандемии COVID-19).

    новая норма график1

    Но что произойдет, если статистика ВВП больше не будет отражать истинные экономические показатели? Могут ли компании и потребители уверенно использовать ВВП и его структурные характеристики для принятия решений, основанных на настоящем положении вещей?

    Можем ли мы эффективно измерить реальный риск, учитывая стандартные экономические показатели? Действительно ли наша экономическая среда настолько стабильна?

    Мой ответ: больше – нет. Мы не можем предполагать, что эфемерная стабильность, которой мы наслаждались в прошлом, сохранится и в будущем.

    Оценка реальной картины экономических и геополитических проблем, затрагивающих Кипр, показывает, что домашние хозяйства и предприятия сталкиваются с рядом структурных (прогнозируемых) и непрогнозируемых проблем, ведущих к снижению экономической эффективности и повышению риска.

    Если мы не примем немедленных стратегических мер для противодействия этой ситуации, то окажемся в ухудшающейся экономической среде, создающей опасность банкротства и бедности.

     

    ИЗМЕРЕНИЕ ВВП И ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЦИКЛА

    Международный валютный фонд определяет ВВП как «показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, использования или применения, произведенных в стране за определенный период времени».

    Но как измерить рыночную стоимость товаров и услуг, приобретенных конечным потребителем? Наиболее распространенным способом является расходный подход, который рассчитывается следующим образом:
    GDP = C + G + I + (Ex - Im),

    где С = потребительские расходы;
    G = государственные расходы;
    I = инвестиции;
    NX = чистый экспорт = экспорт импорт.

    К государственным расходам (Government spending) относятся расходы государственного сектора на заработную плату, услуги (такие как здравоохранение или пенсии), оборудование, расходные материалы и тому подобное.

    К инвестициям (Investment) относятся вложения компаний в основной капитал. Это может быть, например, модернизация завода за счет покупки оборудования или приобретение нового автомобиля.

    Чистый экспорт (Net Exports) представляет собой торговый баланс, то есть разницу между экспортом и импортом. Некоторые секторы услуг, такие как въездной туризм, относятся к экспорту услуг, даже если расходы покрываются за счет потребителей из других стран (при условии, что расходы осуществляются внутри страны).

    Но что, если кривая ВВП больше не отражает реальные показатели и уже не является надежным индикатором «здоровья» экономики? В каких ситуациях могут оказаться домохозяйства или предприятия, если они не рассматривают ВВП как полезный показатель экономической деятельности?

     

    МОЖНО ЛИ ОЦЕНИТЬ ПЕРСПЕКТИВЫ СТРАНЫ ПО ВВП?

    Следующие комментарии иллюстрируют проблемы, связанные с использованием ВВП в качестве меры реальной экономической эффективности:

    • Что происходит, когда движущая сила экономических показателей переключается с частного сектора и потребления домохозяйств на государство? Государственные расходы на Кипре за последние 20 лет резко возросли и почти не показывают признаков снижения. Должны ли мы измерять государственные расходы, финансируемые за счет долга, с той же интенсивностью, что и траты частных потребителей или предприятий? Можем ли мы действительно говорить о свободном выборе и рыночной экономике в системе, где государство поддерживает монополию в ключевых отраслях ?

    • При измерении текущего ВВП мы видим статистику расходов на конечное потребление с учетом инфляции. Но правильно ли центральные банки и наднациональные органы ЕС регулируют инфляцию?
    Как инфляция цен на дорогостоящие товары, такие как образование и недвижимость, влияет на общую потребительскую инфляцию? Правильно ли измеряются эти вещи?

    • Что происходит, когда неравенство в доходах сокращает потребительские расходы низшего и среднего класса, но увеличивает потреблении элитных социальных групп? Действительно ли мы измеряем ВВП или только «расходы богатых людей»?

    • Что происходит, когда предприятия и домохозяйства уклоняются от уплаты налогов, занижая доходы и завышая расходы?

    • Что происходит, когда предприятия и частные лица уклоняются от уплаты налогов, осуществляя расходы в одной стране, и «переводя» прибыль в другую? Или используют криптовалюты, счета в иностранных банках, платежные карты, такие как Revolut, и связанные с ними инструменты, чтобы даже расходы перевести «в офшор», декларируя экономическую активность в низконалоговых юрисдикциях?

    • Можно ли говорить о реальном «росте» ВВП в условиях постоянного увеличения государственного и частного долга, обеспечивающего в кредит уровень жизни и расходов? Или же нам нужно добавить расходы, финансируемые за счет долга, к расчету расходов ВВП?

    Филипп Аммерман
    Финансовый консультант, директор Navigator Consulting Group Ltd
    Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Продолжение следует.

     

    Читайте также: 

    Кипр в 2022 году

     

  • Read 285 times