Тео Панайоту: «Стало больше свободы, но и рисков тоже больше»

Тео Панайоту: «Стало больше свободы, но и рисков тоже больше»

Многие эксперты отмечают, что в 2016 году Кипр добился невероятных экономических успехов. Однако Тео Панайоту, директор Кипрского международного института менеджмента CIIM, придерживается более сдержанного мнения. Да, сделано немало, но впереди – гораздо больше. Многие сферы работают, но не в полную силу. Другие – совсем неразвиты. Бюрократия по-прежнему препятствует развитию страны и внедрению инноваций. Основываясь на своём обширном академическом и практическом опыте, Тео Панайоту рассуждает о том, что ждёт Кипр в 2017 году и что нужно и можно сделать в ближайшем будущем.

– Какое экономическое событие стало самым значимым для Кипра в 2016 году?

– Это, конечно, успешный выход Кипра из программы финансовой помощи после займа в еврозоне в размере €2 млрд. Многие ограничения были сняты.

– И всё же, ограничения помогли вернуть кипрскую экономику на правильный путь…

– Ограничения, наложенные условиями меморандума с «тройкой», помогли сохранить контроль над нашей политикой, государственными финансами и банковской системой, однако уязвимые слои населения, включая граждан с низкими доходами и малый бизнес, серьёзно пострадали от политики жёсткой экономии. Теперь у нас больше свободы, но и рисков тоже больше.

– Тем не менее, выход из программы финансовой помощи можно назвать положительным развитием событий для Кипра?

– Можно, если пользоваться свободой с умом, посылая правильные сигналы на международные рынки капитала и инвесторам и показывая, что за короткий период (быстрее, чем ожидалось) Кипру удалось скорректировать свои государственные финансы и стабилизировать банковскую систему.

Но если требовать повышения заработной платы, нанимать больше госслужащих, неразумно тратить государственные средства, не имея резервов, доверие инвесторов будет подорвано. Внешнего давления в вопросе реализации реформ больше нет, и законодательство касательно реорганизации государственного сектора, приватизации телекоммуникационной компании CyТА и внедрения национальной системы здравоохранения «застряло» в парламенте. Это серьёзная проблема. К тому же у нас до сих пор слишком много необслуживаемых кредитов, высокий уровень безработицы и бюрократии.

– С учётом всего этого, как Кипру удалось достичь высоких темпов экономического роста?

– Наш экономический рост может выглядеть впечатляюще, хотя спад последних лет был очень велик, и нынешний подъём на 2-3% – с очень низкого уровня. Нашей экономике следовало бы расти быстрее, на 4-5% в год, как это было в Ирландии после её выхода из аналогичной программы. Роста в 2,5% недостаточно, чтобы восстановить утраченные за последние пять лет позиции.

– До кризиса государственные финансы пополнялись за счёт сектора профессиональных услуг, банковской сферы и туризма. Какие отрасли формируют бюджет в настоящее время?

– Проблема в том, что мы продолжаем опираться на те же самые три сектора. Кипру всегда удаётся извлечь выгоду из внешних непредвиденных событий или «счастливых совпадений». В прошлом это была война в Персидском заливе, затем коровье бешенство, вулканический пепел в Исландии; теперь это политический кризис в Сирии. Из-за проблем в соседних странах к нам едет больше туристов. В этом году их было почти 3 млн, и для нас это исторический рекорд. Однако причина не в том, что мы стали более привлекательным турнаправлением; просто другие страны стали менее привлекательными из-за внутренних проблем.

– Достаточно ли Кипру туризма? Каким вам представляется наше экономическое будущее?

– Кипр нуждается в новой экономической модели, в более устойчивой экономике. Мы утратили конкурентоспособность. В рейтингах Всемирного экономического форума наша страна потеряла 18 позиций, в то время как Мальта поднялась на 8 пунктов. И это несмотря на наше экономическое восстановление. Нам необходима экономическая модель, основанная на технологиях, инновациях и предпринимательстве, а не на счастливом случае и удаче.

Кипру надо инвестировать в новые технологии, модернизировать и развивать образовательный туризм. Мальта в этом отношении ежегодно привлекает десятки тысяч туристов. Почему не Кипр? Мы больше, чем Мальта, мы привлекательнее. Впрочем, мы предпочитаем идти по принципу «легко пришло – легко ушло», вместо того чтобы делать долгосрочные инвестиции. Прежде наша экономика применяла быстрые, конъюнктурные способы заработать деньги: офшорные компании, банковский сектор, полочные компании, иностранные инвестиции и средства из Югославии, Украины и России. Нам везло. Но важно понимать, что везение рано или поздно заканчивается.

– Какую экономическую политику для Кипра предложили бы вы?

– Я бы содействовал развитию образования, научных исследований, инноваций и новых технологий. С нашим климатом производство электроэнергии должно основываться на солнечной энергии. Нам нужно быть лидерами в этой отрасли. Мы же вместо этого импортируем фотоэлектрические панели из Германии и Китая.

Я бы помогал образованию и обучению людей в сфере технологий, социальных сетей, обеспечил бы их всеми необходимыми средствами и ресурсами для внедрения инноваций, для того, чтобы стать предпринимателями, создавать собственные рабочие места и предприятия. Мы живём в условиях глобальной рыночной экономики, экономики, основанной на информационных и коммуникационных технологиях. Я бы хотел, чтобы все кипрские студенты научились программированию, разработке программного обеспечения и использованию информационных технологий для создания онлайн-бизнеса.

Наш туристический сектор невелик и привлекателен в основном солнцем и морем. Давайте развивать более качественные направления в туризме. Например, основанные на нашей истории, культуре, археологии, природе, спорте. Например деловой туризм. Или медицинский туризм, который может включать пребывание на Кипре с целью реабилитации в послеоперационный период. Наша шипинговая отрасль сильна, но и её можно развивать дальше. Кроме того, наш климат идеален для выращивания экологически чистых фруктов, овощей, трав – то есть высокорентабельных сельскохозяйственных культур – для экспорта на международные рынки.

– Представьте, что у вас есть волшебная палочка. Какие реформы вы бы реализовали в 2017 году?

– Я бы искоренил бюрократию, отправил бы по домам большое количество «лишних» малоэффективных госслужащих. Бюрократия мешает инвесторам вкладывать деньги в экономику. Я бы внедрил обслуживание иностранных инвесторов по принципу «единого окна». Только представьте, для создания на Кипре бизнеса в сфере солнечной энергетики необходимо получить до 40 отдельных разрешений! Таможенная очистка груза в порту Лимассола может занять до трёх недель. В Сингапуре на это уходит час. Наши судебные процедуры должны быть упрощены. Пять лет на разрешение правового спора – это просто неприемлемо. Кто захочет заниматься здесь бизнесом?
Помните, в прошлом крупные игроки «съедали» мелких. Сегодня на смену крупным пришли быстрые, которые «поедают» медленных независимо от размера.

– Каким будет для Кипра 2017 год?

– Я думаю, он будет лучше, чем наши опасения, но хуже, чем наши надежды. Рост экономики продолжится на уровне от 2% до 3%. Стоит ожидать некоторого притока зарубежных инвестиций; безработица может сократиться до 10%. Объём необслуживаемых кредитов немного сократится, на фоне чего может активизироваться кредитование.

Что касается внешней среды, здесь сложно делать прогнозы. Если удастся разрешить кипрский вопрос, настрой станет более оптимистичным, люди станут больше рисковать, что может ускорить темпы экономического роста до 4-5%. Хотя точно предсказать невозможно. Достаточно посмотреть на Сирию и ИГИЛ, Россию и Украину, кризис беженцев, Трампа, Брексит, референдум в Италии, выборы во Франции, греческий долг. Существует неопределённость и риск, однако следует помнить, что во времена кризиса открываются новые возможности.

Древнее китайское проклятие «Чтобы вы жили в эпоху перемен» свершилось. Кризис всегда двойственен: это и опасности, и новые возможности. Я надеюсь, что 2017 год принесёт нам больше возможностей, чем опасностей.

  • Read 3291 times