Евгений Тяпкин: «Кипр – уникальное место. Ему постоянно везёт»

Евгений Тяпкин: «Кипр – уникальное место. Ему постоянно везёт»

Как развивался финансовый сектор на Кипре за последние 10 лет и что ждет нас в ближайшем будущем – рассказывает Евгений Тяпкин, исполнительный директор Freedom Finance Europe.

С чего всё начиналось?

Холдинг Freedom Finance на Кипре с 2014 года. Я в то время еще руководил другой брокерской компанией, а в 2016 году пришел в Freedom Finance. В начале работы нас можно было назвать стартапом. Нас было 8–10 человек, и работали мы на вилле. Тогда мы только учились работать в совершенно новой для себя стране и новой европейской юрисдикции. С одной стороны, обучались и старались соответствовать всем местным требованиям. С другой стороны, у нас всегда была очень сильная IT-команда, которая параллельно с операционной деятельностью создавала и развивала торговую платформу, существующую и сегодня.

Вы изначально планировали самостоятельно разрабатывать и поддерживать платформу? 

Именно так. У нас хватало компетенций и на то, и на другое. Сейчас у нас есть две компании. Мы привлекаем клиентов и обслуживаем их через Freedom Finance Europe. Эта компания лицензирована и регулируется буквально всеми регуляторами мира. Кроме этого, есть Freedom Finance Technologies, занимающаяся разработкой и поддержанием торговой платформы, которой пользуются не только все компании в нашей группе, но и другие профессиональные участники фондового рынка, в том числе на Кипре.

За эти годы были и взлеты, и падения. И кипрской экономики, и отношения властей к различным видам бизнеса. Как менялось отношение кипрского регулятора к такому бизнесу, как ваш?

Со временем мы становились все более зарегулированным бизнесом. Можно утверждать, что на сегодня Кипр среди всех европейских стран является самой регулируемой юрисдикцией. Эта тенденция началась как раз в 2014 году, когда внедрялись все общеевропейские правила. Сначала был MiFID1, потом MiFID2, это Директива Евросоюза «О рынках финансовых инструментов» – закон, который регулирует европейский рынок ценных бумаг. (Отступая от темы, скажу, что в январе 2024 года вступил в силу подобный закон для регулирования рынка криптовалют.)

С 2014 года Кипр, пытаясь избавиться от «офшорной» репутации, очень серьезно вводил регуляторные меры. Кстати, одна из целей финансового форума, который ежегодно организует наша компания, – улучшить бренд Кипра, объясняя нашим европейским контрагентам, что Кипр уже давно не является офшорной островной зоной. Мы на себе испытали стресс всех регуляторных изменений, происходивших в стране в последние годы.

Как вы действуете, когда выходите на рынок другой страны? Вам нужно регистрироваться у местного регулятора?

Поскольку мы работаем в Европейском Союзе, у нас есть право паспортизации. Наша лицензия позволяет нам предлагать услуги на территории любой европейской страны, даже без регистрации офиса.

Офисы мы регистрируем для того, чтобы предоставить нашим клиентам поддержку на местном языке. Когда мы видим, что количество клиентов в стране достигло определенного уровня и они хотят получать информацию на своем языке, мы регистрируем представительский офис. Сейчас у нас работают офисы в Германии, Италии, Греции и других странах.

Конечно, каждая страна имеет свои требования и правила, есть определенная специфика. Но в целом она не мешает нам развиваться на территории этих европейских стран, используя наш паспорт.

 Я так понимаю, что офис на Кипре – ваш главный офис для деятельности в Европе. А какой следующий шаг вы планируете?

Развитие европейской региональной сети.

Если одним предложением описать деятельность Freedom Europe для Европы, как это будет звучать?

Freedom Europe – это брокерская компания, которая предоставляет доступ на международные фондовые рынки, где любой клиент может максимально быстро купить реальные акции и другие ценные бумаги.

Вашим большим преимуществом является то, что вы смогли выйти в широкий ритейл. То есть каждый человек независимо от имеющейся суммы – 1000 или 100 000 евро – может стать пользователем вашей платформы и торговать акциями?

Вы абсолютно правы. На бирже не существует ограничений в отношении минимального лота.

Как вы пришли к этому?

На старте мы решали две основные задачи. Первая – создать технологическую платформу, вторая – создать соответствующую инфраструктуру. В нашем случае, в отличие от многих Forex-компаний, которым нужна только банковская инфраструктура или платежная система, мы должны иметь отношения с клиринговыми агентами, депозитариями, биржами и прайм-брокерами. Например, у нас есть прямое членство на афинской бирже, а заявки исполняются через греческий банк Piraeus, – там же происходит клиринг и поставка ценных бумаг. И это все должно еще соответствовать всем требованиям законодательства, которые постоянно ужесточаются.

В ЕС проживает 400 млн человек. Предположим, что каждый десятый может интересоваться торгами на бирже. Какие ваши амбиции в отношении части рынка, которую вы хотели бы занять?

Мы пока только начинаем активный рост. Маркетинг вышел на достаточную мощность, растет количество клиентов. Но наша доля на общеевропейском рынке пока совсем небольшая. Если ориентироваться на аналитику нашего отдела маркетинга, то пока это что-то в районе одного процента. То есть у нас огромный потенциал роста. Особенно учитывая то, что наша платформа позволяет обслуживать бесконечное количество клиентов. Сейчас 220 тысяч клиентов обслуживает всего несколько менеджеров. Платформа устроена таким образом, что клиент сам может все понять интуитивно. Поэтому проблем с масштабированием у нас не будет.

Точно также у нас не будет проблем и с соответствием законодательным нормам и правилам. Я почти уверен, что в Европе мы являемся одной из самых зарегулированных компаний. Мы отчитываемся не одному регулятору и не один раз в год. Основной наш регулятор — это Кипрская комиссия по ценным бумагам и биржам. Но также мы отчитываемся американской комиссии по ценным бумагам, куда отчеты необходимо предоставлять один раз в квартал.

При этом мы работаем с аудиторами из «большой четверки», которые еще и сертифицированы по стандартам PCAOB. Это специалисты, которые имеют право работать с публичными компаниями.

А вы публичная компания?

Да, уже четыре года. Наш холдинг торгуется на Nasdaq. Важно сказать, что отчетность публичной компании гораздо строже, чем непубличной.

При этом вашу репутацию удалось раскачать в негативном ключе несколькими публикациями со стороны американских «друзей»…

На территории США существует довольно известная сфера деятельности, когда выбирается цель, выдумываются фейковые факты и публикуются в рамках какого-то исследования. Перед этим, естественно, открываются короткие позиции по акциям той компании, на которую ведется «охота». После публикации исследования цена акций снижается, позиция закрывается и таким образом зарабатываются деньги.

В США достаточно распространено играть на бирже не на повышение, а на понижение. Что касается публикаций о нас, то мы отвечали на них уже не один раз и публично в том числе. Ради справедливости стоит сказать, что мы не видим особого влияния этих публикаций на стоимость наших акций. Было некоторое снижение, но потом стоимость вернулась примерно на тот же уровень, что был до публикаций.

А репутационный удар?

По состоянию на сегодня мы не испытываем каких-либо сложностей. Ни один из партнеров не прервал с нами отношения. Мы всегда открыто вели дела и с партнерами, и с клиентами. До того как мы стали публичной компанией, это было нашим принципом, и сейчас мы его строго придерживаемся. Мы рассказываем, предупреждаем, объясняем… Даже когда совершаем ошибку, всегда о ней говорим.

Могу предположить, что из-за этой ситуации кто-то не захотел входить с нами в партнерство, но все, кто был с нами раньше, никуда не ушли. Что очень важно сказать в этом ключе – по нашему опыту, чем крупнее участник и контрагент, с которым мы сотрудничаем, тем меньше у него вопросов.

Насколько сложно сейчас работать, учитывая ситуацию с кипрскими банками?

Кипрские банки предпочитают не делать ничего, всем отказывать, всем всё запретить, только чтобы не брать на себя ответственность. Но рано или поздно из этого состояния им нужно будет выйти, или они останутся на обочине бизнеса. Долго в таком состоянии пребывать нельзя, поскольку конкуренция не стоит на месте. Приходят необанки, которые точно так же действуют по закону, не нарушая никаких требований и правил. Они уже составляют серьезную конкуренцию классическим банкам, и дальше эта тенденция будет только усиливаться.

Хочу попросить вас спрогнозировать основные события 2024 года по секторам. Начнем с регулятора. Что здесь изменится на ваш взгляд?

Я думаю, что регулятор достиг своего оптимального уровня с точки зрения выполнения своих функций и дальше он будет только улучшать те процессы, которые уже существуют. Например, качество отчетности, улучшение которого мы видим уже сейчас.

А что произойдет на рынке ценных бумаг?

Не думаю, что здесь будут какие-то значительные изменения в ближайшее время. За последние несколько лет все компании на этом рынке достигли оптимального уровня соответствия текущим регуляторным требованиям. Конечно, некоторые сложности добавляют санкции. Но это не то, что может серьезно повлиять на рынок. Тем более, что все уже научились действовать в этих обстоятельствах.

Если говорить в общем, то в нынешних условиях я не могу ожидать значительного роста рынка. Но, с другой стороны, рынок никогда не стоит на месте, он всегда куда-то движется. А значит, в трейдинге есть возможность заработка.

И теперь, естественно, хотелось бы услышать прогноз о развитии Кипра. Куда он будет двигаться?

Кипр – уникальное место. Ему постоянно везет. Достаточно просто посмотреть на историю острова. Сначала это была офшорная зона, и у государства была возможность зарабатывать на этом. Потом, когда Кипр стал частью ЕС, эти возможности исчезли, но появились другие. Например, налоговый режим IP-Box. Тогда на Кипр приехало много талантов, стал создаваться большой объем интеллектуальной собственности, и можно было получать роялти. Начал расти сектор недвижимости, возможности инвестиций в нее и получения вида на жительство. Что это дало? Приток инвестиций и средств в экономику, развитие сектора строительства и девелоперских компаний, увеличение спроса на рабочую силу и многое другое. Скорее всего, эта тенденция будет сохраняться и в будущем. А значит, экономика будет расти.

Чего не хватает Кипру?

Безусловно, диджитализации, цифрового правительства и цифровых услуг. Мы уже начали проводить встречи на тему того, как нам перенять опыт Казахстана. Там уровень цифровизации очень высокий. Что говорить – на Кипре мне понадобилось 2,5 месяца для оформления ипотеки, а в Казахстане ее выдают за час. Там базы данных настолько хорошо оцифрованы, что решение большинства официальных вопросов занимает буквально минуты.

Мне бы хотелось, чтобы Кипр тоже был развитой цифровой страной. Конечно, задача непростая и небыстрая. В Европе пока нет страны, где этот вопрос решен полностью. Но это не значит, что не нужно двигаться в эту сторону. А мы готовы помочь. У нас большая команда с очень серьезным многолетним опытом. Мы были первой компанией в Казахстане, которая запустила цифровые кредиты. Сейчас там у нас есть даже цифровые автокредиты. Мы готовы делиться своей экспертизой, чтобы создать на Кипре цифровое правительство высокого уровня.

И последний вопрос касается парусного спорта. Совсем недавно на Кипре прошли серьезные соревнования, ваша компания их не только поддержала финансово, но и буквально организовала. Насколько я знаю, это ваше личное хобби и со временем всё больше коллег тоже увлекаются парусным спортом, так?

После переезда на Кипр мы думали о том, каким хобби можно заниматься. Если бы мы жили в Алматы, мы бы, наверное, ходили в горы. На Кипре горы тоже есть, но не очень высокие. Зато есть море. Выбор был очевиден. Так, в 2015–2016 годах мы начали организовывать прогулки выходного дня под парусом. Потом пробовали участвовать в чемпионате Кипра по парусному спорту. Постепенно компания росла, увеличивалось количество участников клуба, к нам присоединялось все больше людей… Сейчас Cyprus International Sailing Club — это очень большое комьюнити на Кипре. Мы даже заслужили у международной организации World Sailing, которая курирует все парусные федерации в мире, право принимать в Лимасоле чемпионат Европы по парусному спорту. И он прошел на высоком уровне.

Материалы предоставлены компанией Freedom Finance Europe.

 

  • Read 844 times